1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Статистика по ревматоидном артриту

Немногим более 1% больных ревматоидным артритом в России получат необходимое лечение

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, неизбежно приводящее к инвалидности. По оценкам различных экспертов, ревматоидным артритом сегодня страдает более 20 миллионов человек во всем мире.

В начале апреля в Москве завершила свою работу V Школа ревматологов «Современные стандарты диагностики и лечения ревматических заболеваний», которая собрала ведущих российских и зарубежных специалистов с целью обсуждения проблемы диагностики и терапии ревматологических заболеваний, а также вопросов доступности мировых инноваций российским пациентам, страдающим ревматоидным артритом.

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, неизбежно приводящее к инвалидности. По оценкам различных экспертов, ревматоидным артритом сегодня страдает более 20 миллионов человек во всем мире. В России общее количество больных ревматоидным артритом (по неофициальным данным) составляет около 800 тысяч. По данным же официальной статистики таких больных в России насчитывается немногим более 300 тысяч. Такое расхождение связано с тем, что зачастую врачи (как правило, специалисты общей практики, к которым на первичный прием приходит такой пациент) не могут поставить правильный диагноз из-за большого количества «масок», которые может принимать ревматоидный артрит в своем начале.

Коварство болезни заключается еще и в том, что очень часто поражаются не только суставы, но и внутренние органы. И как следствие этого, возникает проблема «скрытой смертности», когда многие больные умирают, например, от сердечного недостаточности, на самом деле вызванной ревматоидным поражением сердца. При отсутствии своевременной диагностики и надлежащего лечения почти половина больных в течение первых 5-6 лет после постановки диагноза получает инвалидность.

Пол Эмери, профессор ревматологии, Университет Лидс (Великобритания) подчеркнул: «Самая главная задача специалистов — это подавить воспаление на всех уровнях, и не важно, как это сделать, важно это сделать так, чтобы лечение было максимально эффективным. Основная проблема заключается в том, что во многом успех лечения зависит от того, насколько быстро мы можем диагностировать заболевание и назначить оптимальное лечение. В Европе сегодня широко применяется МРТ диагностика для оценки типа и тяжести заболевания. По ее результатам мы индивидуально разрабатываем схему лечения каждого пациента»

Сегодня для лечения ревматоидного артрита в медицинской практике широко используются различные методы медикаментозной терапии, а также и хирургическое вмешательство. Но последнее достижение, которое может предложить пациентам современная ревматология — это терапия «биологическими агентами», которые точечно воздействуют и подавляют ненормально активные В-лимфоциты, являющиеся основными факторами развития воспалительных процессов в суставах.

По словам Пола Эмери, стандартом лечения ревматоидного артрита на сегодняшний день является метотрексат. При неэффективности данной терапии пациенту назначаются биологические препараты, в том числе моноклональные антитела к В-лимфоцитам — ритуксимаб. Это очень эффективная схема терапии, потому что она позволяет достичь ремиссии у тех пациентов, у которых ранее проводимая терапия оказалась неэффективной. Кроме того, опубликованы предварительные результаты международных многоцентровых исследований, показавших высокую эффективность тоцилизумаба — нового биологического препарата для лечения ревматоидного артрита.

Евгений Насонов, академик РАМН, профессор, директор ГУ Институт Ревматологии РАМН, Президент Ассоциации Ревматологов России отметил: «Российские ревматологи сегодня активно используют биологические препараты, уже ставшие незаменимыми в лечении ревматоидного артрита. Это стало прорывом в мировой медицине. Такие препараты, как ритуксимаб, позволяют значительно приостановить развитие болезни, поддерживать качество жизни пациентов на высоком уровне даже у тех пациентов, которым ранее ничего не помогало. Теперь самое главное, чтобы государство обратило еще большее внимание на проблему ревматоидного артрита и помогло обеспечить наших больных этими современными препаратами».

В отличие от стран Европы, где действуют более совершенные схемы лекарственного обеспечения пациентов, в России эта проблема стоит достаточно остро. Более 20% пациентов — в большинстве случаев с тяжёлыми, прогрессирующими формами ревматоидного артрита, нуждаются в лечении моноклональными антителами — инновационными биологическими препаратами. К сожалению, на данный момент такое лечение доступно немногим более 1% от числа официально зарегистрированных больных.

Ревматоидный артрит в глобальном масштабе

Если враг не сдается.
Эпидемия ревматоидных заболеваний грозит разорить системы здравоохранения многих стран

Алла Астахова, «Итоги» № 36-2012

Это десятилетие доставит немало хлопот специалистам по борьбе с аутоиммунными заболеваниями. Недавно на конгрессе EULAR (Европейская лига по борьбе с ревматизмом) был обнародован неутешительный прогноз: к 2015 году количество больных ревматоидным артритом вырастет на 75 процентов по сравнению с 2005-м. И это при том, что в мире соответствующий диагноз уже поставлен 21 миллиону человек. Проблема остро стоит и в России – в нашей стране от этой болезни страдают порядка 850 тысяч человек.

На карте показаны потери, которые несут разные страны из-за распространения ревматического артрита, измеренные в единицах DALY (Disability-adjusted life year – год жизни с поправкой на инвалидность). Один DALY обозначает один недожитый год здоровой активной жизни на 100 тысяч населения. Россия оказалась среди стран, где это заболевание чаще всего приводит к инвалидности

Сегодня ревматоидные заболевания – одни из самых тяжелых по затратам на лечение. В США, например, подсчитали, что ежегодно тратят до 8,4 миллиарда долларов на борьбу с артритом: каждый пятый доллар из всех прямых расходов на медицину. А косвенный ущерб из-за потери нетрудоспособности может дойти почти до 11 миллиардов в год. Если количество случаев аутоиммунных заболеваний будет расти такими же темпами, банкротами окажутся национальные системы здравоохранения в целом. Так что прорывов на этом фронте с нетерпением ожидают не только те, кто из-за постоянной боли в суставах может передвигаться с трудом. Какие крепости собирается штурмовать в ближайшее время армия ревматологов?

Предупредить ревматоидный артрит практически невозможно. Он может впервые проявиться после тяжелой физической нагрузки, эмоционального шока, утомления, в период гормональной перестройки. В том-то вся и беда, что причины его развития в организме доподлинно неизвестны. Многочисленные исследования показали: этим недугом страдает в среднем каждый сотый. И почему-то у слабого пола он встречается гораздо чаще. Есть и другие факторы риска: наследственность, курение. При этом заболевания суставов – вовсе не удел стариков. Из 80 тысяч, ежегодно получающих инвалидность в связи с ревматическими заболеваниями, половину составляют люди активного возраста: мужчины – до 49 лет, женщины – до 44. Ювенильным идиопатическим артритом болеют дети.

А недавние исследования выявили связь распространения ревматоидного артрита с эпидемией ожирения, стремительно набирающей обороты. По прогнозам ВОЗ, количество людей с излишним весом с 2005 по 2015 год увеличится в мире на те же самые 75 процентов, что и в случае с артритом. Причем риск заболеть артритом среди страдающих ожирением увеличивается именно у женщин. Впрочем, иммунологи и в этом случае не торопятся назвать избыточный вес причиной развития артрита. «Я бы не стал среди них искать причину и следствие, – говорит научный руководитель исследовательского центра «Иммункулус» Александр Полетаев. – Нарушения метаболизма стали настоящим бичом современности. Возможно, и ревматоидный артрит, и ожирение связаны с каким-то фактором, определяющим обмен веществ. Тут может быть повинен и образ жизни современного человека, и многочисленные неблагоприятные воздействия окружающей среды».

Впрочем, кое-какие предположения о природе артрита у специалистов все же имеются. Считается, что в основе лежат иммунные нарушения: организм не распознает собственные клетки и начинает атаковать их как чужие. Так называемые иммунные комплексы откладываются в тканях. Это постепенно и приводит к повреждению суставов.

Читать еще:  Перечень лекарств бесплатно ревматоидный артрит

Некоторые специалисты предполагают, что заболевание способно развиваться в результате инфекции – воспаление является его первым признаком. Впрочем, антибиотики тут не действуют, так что до сих пор непонятно, верно это предположение или нет. Медики научились определять грозную болезнь по ревматоидному фактору – в сыворотке крови больных есть антитела, атакующие их же собственные иммуноглобулины. Но вот незадача: приблизительно у 15 процентов больных этого фактора вовсе не находят. А у пожилых людей его наличие может не иметь никакого отношения к ревматоидному артриту. Получается, что вовремя определить недуг совсем непросто. Сейчас для этого врачи используют и анализ разных показателей крови, и томографию, и рентген, и УЗИ. Но что это дает?

Современные специалисты делают все возможное, чтобы диагностировать болезнь как можно раньше. Ведь без адекватного лечения она может сделать человека глубоким инвалидом всего за пять лет. К тому же ревматоидный артрит – системное заболевание. Оно поражает не только суставы и позвоночник. Страдают почки, легкие и даже кожа. Ускоренными темпами развивается атеросклероз сосудов, поэтому от 30 до 50 процентов больных артритом умирают от инсульта, инфаркта, сердечной недостаточности. Однако сейчас появилась возможность не только надолго отодвинуть наступление грозных последствий, но и достичь ремиссии – состояния, когда развитие заболевания приостанавливается настолько, что его признаки практически не проявляются. Раньше врачи начинали лечение с наименее эффективных лекарств, переходя к более сильным препаратам. Особого эффекта это не имело – рано или поздно 70 процентов больных становились инвалидами, лишенными возможности двигаться. Но в 2010 году Американский колледж по ревматологии (ACR) и EULAR определили новую цель борьбы.

Теперь болезнь лечат агрессивно на самых ранних стадиях: стараются обнаружить ее как можно раньше и добиваются ремиссии, применяя современные препараты. Эта концепция называется Treat-to-Target, в вольном переводе – «лечить до ремиссии». Впрочем, проблемы есть и тут. Дело за малым: понять, что такое ремиссия. Похоже, в ближайшее время медикам придется серьезно поработать над тем, чтобы улучшить диагностику. «Сейчас все существующие критерии ремиссии базируются на клинических и лабораторных параметрах, – говорит Микель Остергард, профессор университета Копенгагена. – Однако современные методы визуализации – МРТ и ультрасонография – могут дать другую картину».

Существует еще одна проблема: новые генно-инженерные биопрепараты (их называют еще биологическими агентами), благодаря которым и был достигнут прогресс в лечении, стоят недешево. Конечно, они нужны не всем больным: по некоторым данным, они подходят лишь приблизительно 15 процентам пациентов. Однако врачи хотели бы в каждом конкретном случае иметь возможность назначать современное лечение, если оно необходимо. Пока из 46 европейских стран лишь 36 оплачивают такие лекарства своим гражданам. Да и там, где доступ к новым препаратам есть, существует большая разница по уровню финансирования.

Например, Турция тратит на лекарства для одного больного ревматоидным артритом 9431 евро в год, а Германия – 21 349. Однако всех в отношении неравенства, похоже, переплюнула Россия. У нас неодинаковые условия лечения для жителей разных регионов страны. «В России за эти препараты вроде бы платит государство, – рассказывает врач-ревматолог одной из столичных клиник. – Но на деле все зависит от того, в каком регионе человек живет – богатом или бедном. Получается, что мы вынуждены подбирать не те лекарства, которые подходят пациенту, а те, за которые сможет заплатить регион, в котором он живет. Конечно, это несправедливо. Так просто не должно быть».

Вот и выходит, что в нашей стране доступ к дорогостоящим «биологическим агентам» у больных появляется часто только в том случае, если они получают инвалидность. Но ведь лечить человека нужно именно для того, чтобы он не стал инвалидом. Сейчас европейские страны разрабатывают критерии доступности биопрепаратов. «Должны существовать общие стандарты ЕС, определяющие доступ к лечению для тех пациентов, которым оно действительно необходимо», – говорит Полина Путник из университета Маастрихта, автор специального исследования на эту тему. Тут нам не грех поучиться у европейцев и сделать так, чтобы доступ к подобным лекарствам был равным хотя бы для жителей всех регионов России. Иначе лечение в соответствии с едиными стандартами становится фикцией.

Впрочем, проблемы существуют и там, где нет перебоев с дорогостоящими «биологическими агентами». Как выяснилось, пациенты склонны преувеличивать действие биотехнологических препаратов. Исследования показали: состояние больных улучшается обычно в течение первого года приема таких лекарств. Затем наступает период стабилизации, который может длиться достаточно долго. Ученые из Университета Калгари тщательно проследили все параметры состояния больных – они изучали и лабораторные данные, и результаты опросов. Оказалось, через четыре года после того, как состояние стабилизировалось, больные начинают приписывать себе улучшение. Конечно, врачам есть из чего выбрать – в мире сегодня существует порядка десяти основных биотехнологических препаратов для лечения ревматоидного артрита. В Европе применяется восемь. В России – семь. Лекарств так много, что специалисты могут позволить себе роскошь проводить клинические исследования нового типа – они сравнивают действие препаратов не с плацебо, а с другими биотехнологическими препаратами. Впрочем, как ни сравнивай, ясно, что пока ни один из них не излечивает ревматоидный артрит, а лишь приостанавливает развитие заболевания.

Именно поэтому врачи так напряженно следят за новыми открытиями фундаментальных механизмов развития ревматоидного артрита. Исследователи из госпиталя специальной хирургии в Нью-Йорке недавно выявили еще одно нарушение иммунной системы, которое может быть причиной заболевания. Речь идет о нарушениях межклеточных сигналов. Ученые показали, что такие нарушения могут повлиять на развитие макрофагов – иммунных клеток, атакующих посторонние патогены. Сейчас они хотят проверить эту теорию на лабораторных животных. И если докажут свою правоту, то тут же приступят к созданию нового лекарства.

«Вполне вероятно, что на этом пути их может ждать успех, – прогнозирует Александр Полетаев. – Ведь механизм развития иммунного ответа во многом сводится именно к передаче сигналов от одной клетки к другой. Аутоиммунные заболевания могут быть связаны с нарушением таких сигналов».

Однако и в этом случае мы вряд ли получим волшебную таблетку, приняв которую пациент наутро проснется здоровым. А потому ревматологи сегодня не пренебрегают ничем, что могло бы улучшить состояние больных. Изучают роль физических упражнений – доказано, что те, кто регулярно занимается, чувствуют себя лучше. Проводят специальные тренинги, обучающие справляться с болью. Изучают, как влияют те или иные симптомы заболевания на жизнь пациентов. Например, скандинавские ученые выяснили: утренняя скованность – затруднения в движениях – у более чем 70 процентов больных приводит к тому, что они вынуждены оставлять работу. Ведь нельзя же регулярно опаздывать в офис. Между тем врачи раньше считали этот симптом не особенно важным по сравнению с болью и воспалением. Теперь они изменят к этому отношение и, скорее всего, предложат дополнительные методы лечения. А норвежские исследователи решили поинтересоваться, как обстоят у больных ревматоидным артритом дела на личном фронте. Оказалось, что у 82 процентов из них есть партнер. Значит, жить с этим недугом можно, надеясь на то, что победа над ним не за горами.

Пик заболеваемости ревматоидным артритом приходится на возраст от 40 до 50 лет

Если сустав подустал

18.02.2016 в 17:02, просмотров: 9235

Ревматоидный артрит, артроз, остеохондроз… Кому не знакомы эти грозные заболевания? Почему даже у молодого и ранее здорового человека вдруг начинают болеть суставы, возникает скованность в теле по утрам и надо длительно расхаживаться? Появляются общие признаки воспалительного процесса: температура, суставы сильно распухают, человек может даже похудеть. Какова причина таких недугов? И есть ли способы их профилактики? На этот и другие вопросы «МК» отвечает зам. директора НИИ ревматологии, д.м.н., профессор Дмитрий КАРАТЕЕВ.

Читать еще:  Радоновые ванны при ревматоидном артрите

«При артрозах на ранних стадиях можно ограничиться контролем массы тела»

— Для начала я бы разделил все эти заболевания, так как они различаются и по механизмам развития, и по своим проявлениям, и, соответственно, по лечению, — разъясняет Дмитрий Евгеньевич. — Традиционно их подразделяют на ревматические воспалительные болезни, поражающие суставы и позвоночник (артриты), и на невоспалительные (артрозы). Подразделение это условно, в последние годы выявляется все больше воспалительных механизмов при артрозах.

Тем не менее артрозы — это в первую очередь страдания суставного хряща. Наиболее значимы артрозы коленного и тазобедренного суставов. Они возникают обычно в возрасте после 40 лет в результате большой нагрузки на ноги, после травм суставов. Если человек работает больше стоя, у него риск артроза выше. И с возрастом риск артроза существенно повышается. Это самое распространенное ревматическое заболевание, в России официально зарегистрировано более 4 млн больных артрозами.

А ревматоидный артрит — самое частое воспалительное заболевание: в нашей стране, по официальной статистике, страдают порядка 286 тыс. человек (по данным эпидемиологического исследования, распространенность почти в 3 раза больше). Основная причина — сбой в иммунной системе, который вызывает аутоагрессию против собственных тканей. Поэтому, как правило, поражается много суставов. И если это воспаление не снять, эффекта в лечении не будет. К сожалению, из-за недостаточной доступности ревматологической помощи эта патология либо диагностируется поздно, либо проходит под названием других заболеваний.

А что касается лечения. При артрозах на ранних стадиях можно ограничиться контролем массы тела, дозированными упражнениями и нормализацией питания — обойтись без лекарств, считает наш эксперт. Другое дело, если заболевание запущено. Например, при 4-й стадии артроза суставной хрящ фактически отсутствует: он уже сносился. При ходьбе это вызывает резкую боль и дальнейшую его деформацию. В данном случае и лекарствами проблему не решить. Даже если локально в сустав вводить стероидные гормональные препараты, кардинально они не повлияют на течение болезни.

Поэтому при артрозах изначально важны нормализация образа жизни, веса, дозированная лечебная физкультура. Они помогут сохранить суставы и снять боль. А при признаках прогрессирования назначаются препараты, которые помогут сохранить хрящ. Это дело сложное, т.к. с возрастом хрящ теряет влагу, истончается, становится более хрупким. Так называемые хондропротекторы (буквально — защитники хряща) призваны улучшить состояние тканей сустава, но на самом деле это медленно действующие симптоматические препараты. Принимать их надо в течение нескольких месяцев.

Кроме того, есть препараты для внутрисуставного введения, которые улучшают состав суставной жидкости. В первую очередь — это препараты гиалуроновой кислоты, которая собственно входит в состав нормальной суставной жидкости. В результате улучшаются смазывающие свойства этой жидкости, уменьшается внутрисуставное давление на хрящевые костные структуры и тем самым уменьшаются болевые ощущения, улучшается подвижность в суставе.

И на третьем месте — противовоспалительные средства либо обезболивающие. Например, вполне доступный недорогой парацетамол: он и температуру снимет, и обезболит. Но все равно врачебный контроль обязателен. Следующий этап — нестероидные противовоспалительные препараты. Они более серьезные и небезопасные, т.к. могут вмешиваться в другие воспалительные процессы в организме и вызывать нежелательные реакции. В частности, влиять на желудок, повышать артериальное давление, отрицательно сказываться на работе печени (парацетамол в этом отношении также не безгрешен). Поэтому их надо принимать только после консультации врача, поскольку речь идет о людях немолодых, у кого есть сопутствующие заболевания.

А при ревматоидном артрите (болезнь иммунной природы) с самого начала необходимо мощное противовоспалительное лечение — оно основное. Эта болезнь может возникать в любом возрасте. Пик заболеваемости приходится на возраст от 40 до 50 лет.

Ревматоидный артрит может развиться даже при пародонтите и курении

На вопрос, является ли московская сырая погода фактором воспалительных ревматоидных патологий (в городе долгие месяцы холодно и сыро), Дмитрий Евгеньевич ответил: «Погода провоцирует обострение ревматоидных заболеваний. Сами же артрозы однозначно появляются на фоне избыточного веса, больших физических нагрузок, травм суставов. В первую очередь коленных и тазобедренных. А вот артроз суставов кистей часто возникает у людей, кто трудится физически. И переохлаждение рук способствует этому заболеванию — в них нарушается кровообращение».

— Сказывается ли на заболевании суставов, позвоночника ежедневное многочасовое сидение в одной позе у компьютера? Сегодня офисные работники, а это огромная часть населения России, практически весь рабочий день проводят у монитора.

— В целом это не является причиной серьезных болезней суставов, — считает эксперт, — но вредит позвоночнику. Длительная работа за компьютером у некоторых людей может вызывать поражение сухожилий и связочного аппарата кисти. К счастью, сегодня для каждой ревматической болезни есть свое обследование и свое лечение. Из диагностических методик наиболее современные иммунологические, позволяющие определять разного вида антитела при разных заболеваниях. Если говорить о массовых болезнях, о том же ревматоидном артрите, то в последние несколько лет широко применяется выявление так называемых антицитруллиновых антител. Это специфичная методика, позволяющая определять причины заболеваний (при иммунных патологиях их несколько).

Открытие таких антител позволило выявить неизвестные доселе факторы. Например, оказалось, что антитела вырабатываются на определенные изменения структуры белков. Функционально они работают нормально, но иммунная система их воспринимает как чужеродные. Этот процесс цитруллинирования проходит, например, при воспалительных заболеваниях полости рта (при пародонтите). Есть гипотеза, что во многом виноват сахар: когда он стал широко доступен в Европе (в середине XIX в.), у многих начал развиваться пародонтит, при этом ревматоидный артрит также стал диагностироваться чаще.

Меняется структура белков и в легких при курении. Такая связь с инфекциями и с курением объяснима: и то и другое меняет структуру белков — все это факторы риска артрита. Особенно это касается курящих женщин — риск ревматоидного артрита у них в несколько раз выше.

В целях точной диагностики сегодня используются и тест-системы, выявляющие генетические маркеры. Если они есть, это указывает на повышенный риск хронической воспалительной патологии в суставах и в позвоночнике. А еще инструментальные методики: УЗИ суставов высокого разрешения, использующее специальные высокочастотные датчики. Плюс доплеровское исследование. Рентген показывает плотность ткани по кальцию в костях, а МРТ (магнитно-резонансная томография) — плотность их по отношению к протонам. Фактически показывая очаг заболевания: где накапливается жидкость, где идет воспаление, где есть отек. Кстати, костный отек (воспаление костной ткани) среди стандартных методик определяется только с помощью МРТ.

«Есть проблемы с доступностью ревматологической помощи»

Немало вопросов к нашему эксперту и у читателей «МК».

— Мы живем в несколько другом веке (не в XIX в., когда был описан ревматоидный артрит), и питаемся иначе, и образ жизни ведем другой, и мало двигаемся. Связаны ли частые переломы шейки бедра с нашим образом жизни? Или есть другие причины?

— Перелом шейки бедра связан с остеопорозом (это хронически прогрессирующее системное, обменное заболевание скелета, когда снижается прочность костей и повышается риск переломов), — считает профессор Каратеев. — А основная причина остеопороза — снижение в организме уровня эстрогенов (женских половых гормонов, играющих роль стимулятора образования костной ткани). Поэтому остеопороз чаще развивается у женщин в постменопаузе. У мужчин снижение уровня половых гормонов происходит медленно и постепенно, поэтому остеопороз развивается позже, к глубокой старости.

Есть и другие причины. Например, курение достоверно способствует развитию остеопороза. Дисбаланс кальция костной ткани может появиться в результате приема некоторых гормональных препаратов. Часто требуется дополнительный прием витамина D. Остеопороз — очень распространенное заболевание. Но в разных регионах статистика разная, это зависит не только от потребления кальция, но и от уровня диагностики.

— Почему немеют пальцы рук, особенно у людей немолодого возраста?

— Скорее всего имеет место патология шейного отдела позвоночника или остеоартроз нескольких суставов, — ответил Каратеев. — Я бы порекомендовал обследовать шейный отдел позвоночника: сделать рентген и МРТ. Тогда будет понятна причина и назначена правильная терапия. Целесообразно принимать нестероидные противовоспалительные препараты, но очень важно обсудить их применение на очной консультации с врачом, поскольку эти препараты в некоторых случаях противопоказаны. Вопрос о других локальных процедурах тоже надо решать после обследования. В тяжелых случаях, возможно, потребуется хирургическое лечение.

Читать еще:  Какая ягода от артрита

— Модное сейчас увлечение различными видами спорта как-то влияет на состояние суставов?

— Все зависит от степени нагрузки на них. При сверхнагрузках в спорте различные упражнения (поднятие тяжестей, бег, прыжки, глубокие приседания) могут приводить к микротравматизации суставов и околосуставных тканей и тем самым способствовать более раннему развитию артроза разных суставов. Но умеренные нагрузки даже полезны.

— Есть ли в нашей стране эффективные виды лечения ревматических заболеваний? Насколько они доступны людям? И достаточно ли специалистов в этой области?

— В крупных ревматологических центрах России есть все условия для ранней диагностики, медикаментозная терапия назначается в соответствии с самыми последними международными рекомендациями, — считает наш эксперт профессор Дмитрий Каратеев. — Но нехватка профессионалов-ревматологов, к сожалению, имеется, и значительная (в зависимости от региона). Поэтому есть проблемы с доступностью ревматологической помощи — это связано как с экономическими, так и организационными проблемами нашего здравоохранения.

Заголовок в газете: Если сустав подустал
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27037 от 19 февраля 2016 Тэги: Курение, Спорт, Погода Места: Россия

Статистика ревматоидного артрита в россии

И вот какой бесценный совет по восстановлению больных суставов дал Профессор Пак:

Иммунитет на страже беспорядка: как иммунные клетки разрушают сустав

При ревматоидном артрите наиболее часто поражаются суставы кистей рук — межфаланговые и пястно-фаланговые (схема строения сустава приведена на рисунке 3). Клетки иммунной системы мигрируют в суставную сумку, вызывая ее воспаление, или синовит. Воспаление ведет к разрушению хряща и дальнейшей эрозии костной ткани.

Инфекция — чека для запуска ревматоидного артрита

Инфекционные агенты — вирусы и бактерии — могут способствовать развитию ревматоидного артрита, причем, по-видимому, многими способами. Наиболее известный механизм — так называемая молекулярная мимикрия. Некоторые молекулы — чаще всего пептиды, входящие в состав микроба, — могут иметь структуру, схожую со структурой собственных биомолекул организма.

Во время инфекции иммунная система распознает такие молекулы как чужеродные и эффективно борется с их носителями, но после нападает на клетки собственного организма, содержащие похожие антигены. В случае с ревматоидным артритом так может происходить, например, при заражении вирусом Эпштейна-Барр[15], цитомегаловирусом, кишечной палочкой и различными протеями.

Кроме того, при инфекционном заболевании образуются иммунные комплексы, состоящие из антигенов и специфических к ним антител. Если комплексов много, то такие антитела сами могут стать антигенами. Антитела против антител и есть тот самый ревматоидный фактор, о котором мы говорили ранее.

Инфекционные агенты могут и напрямую способствовать развитию ревматоидного артрита. Недавно было показано, что гигиена ротовой полости может влиять на заболеваемость ревматоидным артритом [16]. Дело в том, что бактерия, вызывающая пародонтоз, Porphyromonas gingivalis, способна синтезировать деиминазу и, соответственно, принимать участие в цитруллинировании белков хозяина, то есть человека.

Всё больше данных указывает на то, что состав микробиоты кишечника — еще один важный фактор, влияющий на вероятность развития ревматоидного артрита [17], [18], [19]. В модельных системах удалось убедительно показать, что определенные виды бактерий ассоциированы с ревматоидным артритом. Возможно, в недалеком будущем нас ждет разработка специальной диеты, позволяющей держать их под контролем и этим снижать риск развития аутоиммунитета.

Нельзя вылечить, но можно облегчить. Современные стратегии лечения ревматоидного артрита

Раз четкую мишень аутоиммунного процесса при ревматоидном артрите найти не удается, то и специфического лечения разработать пока нельзя. Можно лишь достаточно надежно купировать воспаление и стараться максимально долго поддерживать у пациента состояние ремиссии. Основные современные стратегии лечения направлены на подбор максимально эффективных противовоспалительных препаратов [20]. Ниже пойдет речь о различных их вариантах.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), такие как ибупрофен и напроксен, уменьшают воспаление и снижают болевые ощущения. Они подавляют активность ферментов циклооксигеназ, которые способствуют выработке простагландинов — веществ, повышающих чувствительность рецепторов к медиаторам боли.

К сожалению, у НПВП, как и у любого лекарства, есть побочные эффекты. В результате длительного приема этих препаратов (особенно если они не селективные — Ред.) может развиться поражение слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки, что приведет к образованию язв и кровотечениям. Диарея и тошнота также иногда могут сопровождать лечение.

Кортикостероиды — еще один класс препаратов, уменьшающих воспаление и боль. К ним относится, например, преднизолон. Эти лекарства сильнее НПВП и, соответственно, имеют более серьезные и частые побочные эффекты, такие как сахарный диабет 1 типа [21], ожирение и ломкость костей, вызванная потерей ими кальция.

Как обособленную терапевтическую группу обычно рассматривают так называемые базисные противовоспалительные препараты (БПВП). Очень важно для достижения наилучших отдаленных результатов, чтобы пациент начал принимать эти препараты как можно раньше. Дело в том, что эти средства обладают иммуносупрессивными свойствами, то есть способностью подавлять активность и деление иммунных клеток, а также клеток сустава.

Эффект от приема БПВП наблюдается у 60% пациентов с ревматоидным артритом, но развивается он очень медленно, поэтому курс приема препарата длится минимум шесть месяцев. Если же за время терапии больной не почувствовал улучшения, то ему, как правило, назначают комбинированное лечение сразу несколькими БПВП. Однако с этой тактикой нужно быть осторожным, так как она заметно повышает вероятность побочных эффектов.

Побочные эффекты БПВП, как правило, затрагивают желудочно-кишечный тракт и кроветворную систему. Дело в том, что БПВП подавляют пролиферацию наиболее активно делящихся клеток нашего организма, то есть иммунных клеток (на чём и основан их терапевтический эффект), но также и других клеток крови (например, мегакариоцитов, из которых образуются тромбоциты, и эритроцитов) и клеток эпителия кишечника, страдающих совершенно незаслуженно.

Биологические препараты — сравнительно новый метод лечения ревматоидного артрита. Они представляют собой антитела или же растворимые рецепторы и благодаря этому могут целенаправленно блокировать определенные молекулы, вовлеченные в развитие ревматоидного артрита. Такими «молекулами-мишенями» могут служить провоспалительные цитокины и рецепторы на поверхности иммунных клеток (рис. 6).

Новые лекарства — минимум нежелательных реакций при максимуме эффективности

Применение биологических препаратов оказалось самым эффективным методом лечения ревматоидного артрита, однако серьезные побочные эффекты, связанные с системностью их действия, заставляют ученых разрабатывать новые лекарства. Следующей ступенью в эволюции терапии ревматоидного артрита могут стать селективные блокаторы воспаления, лишенные этого недостатка.

В лаборатории Сергея Артуровича Недоспасова, находящейся в Институте молекулярной биологии РАН (Москва), этой проблемой занимаются уже более 10 лет. Одним из возможных способов ее решения ученые считают создание препарата, который блокирует ключевой провоспалительный цитокин, ФНО, продуцируемый лишь определенным типом клеток, например, макрофагами.

Для решения этой задачи была получена биспецифическая молекула, которая состоит из антитела, блокирующего ФНО, и второго антитела, связывающегося с молекулой F4/80 на поверхности макрофагов мыши [22]. При создании такой конструкции ученые использовали полученные из ламы и верблюда однодоменные антитела, о биоинженерии которых рассказано в статье Оксаны Горяйновой «От рака вылечит… верблюд!» [23].

Пациентские организации

Информационная поддержка, юридическая помощь пациентам, помощь в получении консультаций специалистов, реабилитации, необходимых лекарств — вот несколько направлений деятельности пациентских организаций. Кроме того, общественная организация может стать площадкой для общения и взаимоподдержки пациентов.

В России такой организацией является Российская ревматологическая ассоциация «Надежда». На ее базе во многих городах страны регулярно проходят школы и конференции для пациентов с различными ревматологическими заболеваниями, включая ревматоидный артрит. Кроме того, основная деятельность организации направлена на разработку памяток для пациентов и распространение их как в печатном виде, так и в интернете.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector