1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Артроз височно нижнечелюстного сустава форум

Дисфункция ВНЧС или как важен хороший стоматолог. Часть 1.

Здоровье – наше всё. И пока тебя ничто сильно не беспокоит, в поликлинику идти особого желания нет. Плюс ко всему наш русский менталитет – в больничку не пойду, пока не прижмет.

Все началось в 2013 году. Иногда ночами я очень сильно скрипел зубами, а по утрам челюсть справа немного побаливала. Особого дискомфорта мне это не приносило, хотя укусить яблоко как в рекламе «бледногомета» я не мог. Но забил на это большой и толстый, и продолжал радоваться жизни.

За полгода боли стали усиливаться. Теперь я мазал место челюстного сустава справа согревающими мазями на ночь. Иногда просыпался утром как новенький, а иногда это ни капли не помогало.

Осенью 2014 года, прилетев из Турции, с теплого Юга на Урал, прозвенел первый звонок. Открывание моего рта очень сильно сократилось. К примеру, я уже не мог открыть рот, чтобы укусить банан. Жевать мясо, или что-либо жесткое стало очень болезненно.

Именно тогда я обратился в Стоматологическую поликлинику № 2 города Магнитогорска (страна должна знать своих героев, тем более что герой в этой поликлинике не один) по месту жительства. Врач хирург – женщина лет 50-55, на автомате выслушав мои жалобы, выдала диагноз – артроз ВНЧС, а если полностью артроз височно-нижнечелюстного сустава. Никакой диагностики она не проводила, никаких снимков не делала – просто поставила диагноз. Человек-рентген! Прописала НПВП (нестероидные противоспалительные препараты) для внутреннего и наружного применения, какие-то компрессы и физиотерапию типа УВЧ и ультразвука. После двух недель глотания таблеток, мне стало лучше, банан я уже мог съесть без болевых ощущений, острых болей не было, но тупые боли и туго подвижность сустава так и осталась.

«Это все чем я могу вам помочь, берегите свой сустав, лучше уже не будет» — с этими словами она закончила мое лечение и пообещала, что мы с ней встретимся при следующем обострении. Перспектива меня не радовала.

Весь следующий 2015 год я мучился от боли. Больно ночью, больно утром, больно днем, больно есть, иногда даже больно говорить. А вообще за эти два года я научился зевать с закрытым ртом, иначе зевок прерывался нереально сильными болезненными ощущениями. На самом деле это тяжело, я больше не получал удовольствия от еды, сна, и поцелуев. За год я съел немереное количество противоспалительных таблеток от найза до ортофена, хронопротекторов типа терафлекса и испробовав многие мази от Окопника до Вольтарена. К сожалению нихрена мне не помогало.

Перечитав множество литературы в интернете, я понял, что методами хирурга местной стоматологии лечение не ограничивается. Поэтому я пошел и сделал МРТ исследование данного сустава. Результаты меня разочаровали. В заключении было написано, что у меня артроз и артрит ВНЧС и рекомендована консультация ревматолога.

К ревматологу я направился снова по месту жительства через терапевта в Поликлинику № 1. Врач ревматолог своим лечением меня не удивила, прописав НПВП еще сильнее ортофена. Единственное отличие в том, что я сдал анализ на ревматоидный артрит. Ответ оказался отрицательным, и это не могло не радовать. Далее, не получив никакого результата от лечения, ревматолог направила меня к лицевому хирургу. Было это в начале декабря 2015 года.

Единственный лицевой хирург в моем городе Кокорин Д.Н. в то время уже находился в отпуске. Поэтому пришел я к нему на прием только в январе 2016 года. Осмотрев меня и снимки МРТ и выслушав всю мою историю, он с сожалением сказал, что ничем не сможет мне помочь. Лечение данного сустава не входит в его компетенцию как лицевого хирурга, а операции над этим суставом не проводятся в больнице наше городского уровня. Но он направил меня в областную поликлинику Челябинской области, сказав, что уровень специалистов там на много выше.

Я не стал описывать все тонкости этих направлений из одной поликлиники в другую, ибо каждое из них сопровождалось длинными очередями, бумажной волокитой и т.д. Скажу лишь то, что перед посещением областной поликлиники меня заставили сдать кучу анализов, в том числе на ВИЧ, сифилис и все инфекции, передающиеся половым путем.

О том, как я продолжил поиск нужного лечения в Челябинске я напишу в следующей части, когда позволит время.

Была аналогичная ситуация. Сильно болел сустав челюстной справа. Был на осмотре в ж/д больнице в Челябинске. Спецов челюстно-лицевых там не было, потому смотрел хирург-стоматолог. И поставил без снимков такой же диагноз. А мне всего то 30+. В диагноз не поверил. В итоге само прошло через неделю.

Потом выяснилось, что специалистов таких узких всего несколько человек на всю область: в Областной больнице №3 (на пр. Победы) и ЧОКБ.

Выздоравливай! У самого суставы проблемные, но чтоб челюсть.

Узнаю родную медицину, где честно сказать ‘не знаю’ может один из тысячи -)

Все началось в 2013 году

. Осенью 2014 года

Полтора года, мля.

Диагностика становится более сложной? Или просто знаний не хватает?

Согласен, я тут протянул, но и врачи протянули не меньше моего.

Правильный индивидуальный подход

У коллеги подруга в Питере увидела вот такую визитку

Вот это я понимаю — индивидуальный подход! Вот это сервис!

Стоматологические ужасы

Прочитал я тут пост https://pikabu.ru/story/zubyi_flegmona_lichnyiy_primer_58734. от многострадальной @ricoanna123 и вдохновлённый им, а ещё в качестве поддержки, написал рассказ о своих приключениях в мире стоматологии. @ricoanna123 – посвящается вашей флегмоне))

Я до дрожи в коленках боюсь стоматологов. И мне не стыдно, ничуточки. Я так их боюсь, что после медучилища поступал на стоматологический факультет. Не поступил, ну и хорошо, а то мучился бы сейчас на нелюбимой работе. У меня есть несколько знакомых стоматологов, среди них милейшая девушка Ира, которая в жизни очень мне нравится, и если бы она не была женой моего друга, то я бы… Но стоит Ире надеть кошмарную маску и прозрачные защитные очки, склониться надо мной с орудием пыток в руке – стоматологическим буром, как душа моя уходит в пятки. Наши отношения пережили одну самую лёгкую пломбу. Больше я Иру так близко к себе не подпускаю.

Каждые полгода я смотрю на себя в зеркало и говорю:

— Ты ж мужы-ы-ык! Ты, блин, офицер! Ты, етить твою раз, руководитель! Не пищать!

Это я себя настраиваю идти на профилактический осмотр к стоматологу. Там меня уже знают, поэтому готовят смирительную рубашку и общий наркоз. К стоматологу я хожу раз в полгода. Лучше предупредить очередную напасть, чем потом часами корячиться в кресле, обливаясь холодным потом, пока садистка с длинными ресницами чистит ваши каналы.

Короче, боюсь я стоматологов. Психологическая травма у меня. Спасибо отечественной медицине за наше подсознание. А было это в году 1997-м. Я – студент медицинского училища и санитар в небольшой районной больнице. На дворе – тоскливый провинциальный конец девяностых. На улицах уже не стреляют, но новые кеды купить ещё не на что. Приходится зашивать старые. Стипендия, хоть и самая высокая, но копейки, зарплата санитара – немного больше стипендии. Короче, денег нет.

А тут просыпаюсь я с утра, и понимаю, что у меня болит зуб. Ну, поболит и перестанет, неправильно решил я и поехал на занятия. Занятия у нас проходили в городской поликлинике и начинались с того, что мы всей группой сидели и крутили какие-то ватные тампоны. Это сейчас всё одноразовое. А тогда санитарка тащила в стерилизационную огромный куль ваты, всё это там прожаривалось до слегка коричневого цвета, а потом студенты сидели и накручивали вату на гнутую алюминиевую проволоку. Медитативное занятие, скажу я вам. Я этих тампонов накрутил – вагон. И сейчас, спустя двадцать лет, ими, наверное, пользуются в той поликлинике.

Сижу, вату накручиваю, а зуб, гад, болит. Дёргает, ноет, мучает. О том, что у вас есть зубы, вы вспоминаете только тогда, когда они начинают вас беспокоить. Вот я и вспомнил по полной программе. Сижу, морщусь. Но терплю.

А тут мимо проходит старший лаборант Анна Александровна. Милейшая женщина. Мы для неё все были «девочки и мальчики». Поила полгруппы чаем в подсобке и старалась отпустить пораньше. Видит моё перекошенное лицо:

— Что случилось? Живот болит? Таблетку дать?

Ох уж мне эти медики, со своей прямотой. Я краснею. Девчонки-одногруппницы хором хихикают.

— Да не живот, а зуб, — ворчу я.

— Бедненький, — Анна Александровна сегодня решила меня добить, девчонки ползают по столу от смеха. – Так иди к Маринэ Теймуразовне, я позвоню, чтоб она тебя без очереди приняла.

— А кто такая Маринэ Теймуразовна? – осторожно интересуюсь я.

— Это заведующая нашей стоматологии. Очень хороший специалист, — улыбается Анна Александровна. – Две секунды – и будешь ты в порядке. Звонить?

А зуб, зараза, болит. И платный стоматолог стоит столько, что для меня это просто фантастическая сумма. Мне казалось, что дешевле квартиру у нас в райцентре купить, чем в платную клинику наведаться.

— Звоните, — говорю. А у самого уже коленки подрагивать начинают.

Анна Александровна позвонила. И радостно сообщает мне:

— Повезло. Она как раз сейчас не занята, чай пьёт. Примет тебя.

Лаборантка покопалась в глубинах стола, выудила оттуда шоколадку и протянула мне.

— Вот, отдашь стоматологу.

— Анна Александровна, — растерялся я.

— Бери, бери, — нахмурилась лаборантка. – А то я не знаю, какая у вас, дети, стипендия. Вон, кеды рваные.

Ох, дались всем мои кеды. Да куплю я новые, куплю! Зарплату получу и куплю. Вот только долги раздам.

Пошёл. Близость стоматологического отделения ощутил по запаху. Знаете, такой непередаваемый запах боли, мучений, страданий и чего-то стоматологического. Если есть на том свете преисподняя, то там пахнет именно так. Стучусь в кабинет.

Читать еще:  Как приготовить смесь для лечения суставов

Судя по акценту – мне сюда. Робко толкаю дверь. Посреди кабинета – кресло пыток. Рядом – могучая женщина, мечта поэта. Рукава халата закатаны, открывают мускулистые руки, покрытые короткими чёрными волосками. На столике перед ней – набор орудий пыток на железном подносике и чашка с чаем.

— О, шоколадка, — радуется Маринэ Теймуразовна. – Как раз к чаю. Садись, сейчас посмотрим, что там у тебя.

Опускаюсь на скрипнувшее кресло и со страхом смотрю по сторонам. Зрелище тоскливое. Пол в мелкую бежевую плитку, которая от времени кажется грязноватой и полустёртой. Плитки темнели по-разному, получилась мозаика. Пятьдесят оттенков бежевого. Возле умывальника в углу потёки ржавчины, штукатурка в трещинах, щели под оконными рамами забиты ватой и газетами. Родная районная поликлиника. До сих пор в кошмарах снится.

Маринэ Теймуразовна допила чай и повернулась ко мне.

Я отлично понимаю чувства гладиатора, впервые выходящего из тени коридора под палящее солнце арены. С таким же чувством я открыл рот.

Стоматолог поковырялась у меня в душе острыми предметами, звякнула чем-то на подносе.

— Э-э, дорогой. Запустил ты зуб. Я тебе сейчас мышьяк положу. Нерв убьём. А через дня четыре придёшь – каналы чистить будем. Потерпи, ты же мужчина.

И взвизгнула бормашина.

Первый этап я перетерпел. Мне положили на зуб какую-то гадость, от которой я потом три дня не спал. Зуб сопротивлялся, не хотел умирать. Челюсть дёргало. Анальгин спасал плохо. Выпил водки – лучше не стало, ещё и голова с утра болела. Через четыре дня я снова пришёл к своей мучительнице.

— А, дорогой, заходи! – искренне обрадовалась мне Маринэ Теймуразовна. – Показывай.

— Ага, ну хорошо. Слушай, у меня обезболивающее кончается. Но ты же мужчина, потерпишь? – склоняется надо мной Маринэ.

Не потерплю! Во мне кто-то предупреждающе вопит. Но признаться в этом стыдно и я едва заметно киваю.

— Вот и хорошо! – одними глазами улыбается стоматолог.

Дальше я помню плохо. Милосердный мозг стёр из ячеек памяти эти ужасы. Я вцепился в подлокотники кресла так, что потом болели пальцы. Холодный пот пропитал мою майку на спине. Маринэ Теймуразовна с любопытством что-то расковыривала, потом дёрнула.

А что смотреть? У меня глаза закрыты, чтоб не видеть всего этого кошмара.

С трудом разлепляю веки. В пинцете зажата тонкая красная нитка.

— Вот, это нерв. Я его тебе удалила. Теперь не больно будет. Оказалось, у тебя в этом зубе два нерва. Один не умер. Ну ничего. Теперь каналы почистим – и всё.

Я вытерпел два канала. На третьем мне стало хорошо, ангелы запели в моих ушах. И только ватка, пропитанная нашатырём, которую Маринэ ткнула мне под нос, вернула меня на грешную землю.

— Э, дорогой. Ты мне тут прекрати. Один канал остался, — нахмурилась доктор.

И я вытерпел ещё один канал. Вышел из кабинета стоматолога с перекошенным лицом, на подгибающихся ногах, Сил идти дальше не было. Я присел на скамеечку прямо у дверей, упёрся спиной в стену и прикрыл глаза. Стена через пропитанную потом майку неприятно холодила спину. Я клялся себе, что буду теперь чистить зубы каждый день, три раза в день, по полчаса минимум.

Обещание своё я выполнил. Но через три дня совершенно про него забыл. Маринэ Теймуразовна оказалась действительно хорошим специалистом. Её пломба выпала почти через пятнадцать лет вместе с осколками зуба.

А через десять лет после свидания с грузинским стоматологом у меня снова заболел зуб. Я был уже взрослый товарищ, окончил медицинский университет, поэтому терпел всего неделю. А потом терпеть стало невозможно, я собрал остатки зарплаты и пошёл в платную клинику.

Вижу – сидит молодая рыжая девчонка. Симпатичная, даже под маской видно.

Сделали мне снимок, посмотрели.

— Надо, — говорит,- каналы чистить.

Я тут сразу Маринэ Теймуразовну вспомнил. И заранее в обморок упал.

— Мышьяк будете закладывать? На неделю?

— Это каменный век какой-то, — морщится девушка. – Мы вам сейчас всё обезболим и минут за двадцать всё сделаем.

Побрызгала мне лидокаином, потом в уже обезболенную десну мягко кольнула шприцом.

Конечно всё хорошо. Я же ничего не чувствую. Челюсть онемела до самых пяток. Только страшно, блин. Я моргаю.

— Вот и замечательно. Начнём.

Бормашина взвизгнула и тут дверь открылась и в кабинет зашла точная копия моего доктора. Такая же рыженькая и симпатичная.

— О, Наташка, привет, — обрадовалась доктор. – У тебя пациентов нет?

— Нет, — говорит Наташка. – Вот пришла к тебе, а то скучно.

— Садись, поболтаем, — доктор глянула в мои ошалевшие глаза. – Да близнецы мы, близнецы. Все удивляются. Рот открывайте.

У вас когда-нибудь были эротические фантазии на тему двух девушек-близняшек? Вот у меня с тех пор нет. Потому что стоматология, особенно под лошадиной дозой обезболивающего да в присутствии двух мило воркующих рыженьких нимфеток, это почти секс. Я лежал и получал физическое удовольствие, от того, что мне не больно. Ну почти не больно. Я теперь отлично понимаю жертв Кристиана Грея.

А Маринэ Теймуразовне всё равно спасибо. Она отличный специалист.

Дисфункция ВНЧС или как важен хороший стоматолог. Часть 1.

Здоровье – наше всё. И пока тебя ничто сильно не беспокоит, в поликлинику идти особого желания нет. Плюс ко всему наш русский менталитет – в больничку не пойду, пока не прижмет.

Все началось в 2013 году. Иногда ночами я очень сильно скрипел зубами, а по утрам челюсть справа немного побаливала. Особого дискомфорта мне это не приносило, хотя укусить яблоко как в рекламе «бледногомета» я не мог. Но забил на это большой и толстый, и продолжал радоваться жизни.

За полгода боли стали усиливаться. Теперь я мазал место челюстного сустава справа согревающими мазями на ночь. Иногда просыпался утром как новенький, а иногда это ни капли не помогало.

Осенью 2014 года, прилетев из Турции, с теплого Юга на Урал, прозвенел первый звонок. Открывание моего рта очень сильно сократилось. К примеру, я уже не мог открыть рот, чтобы укусить банан. Жевать мясо, или что-либо жесткое стало очень болезненно.

Именно тогда я обратился в Стоматологическую поликлинику № 2 города Магнитогорска (страна должна знать своих героев, тем более что герой в этой поликлинике не один) по месту жительства. Врач хирург – женщина лет 50-55, на автомате выслушав мои жалобы, выдала диагноз – артроз ВНЧС, а если полностью артроз височно-нижнечелюстного сустава. Никакой диагностики она не проводила, никаких снимков не делала – просто поставила диагноз. Человек-рентген! Прописала НПВП (нестероидные противоспалительные препараты) для внутреннего и наружного применения, какие-то компрессы и физиотерапию типа УВЧ и ультразвука. После двух недель глотания таблеток, мне стало лучше, банан я уже мог съесть без болевых ощущений, острых болей не было, но тупые боли и туго подвижность сустава так и осталась.

«Это все чем я могу вам помочь, берегите свой сустав, лучше уже не будет» — с этими словами она закончила мое лечение и пообещала, что мы с ней встретимся при следующем обострении. Перспектива меня не радовала.

Весь следующий 2015 год я мучился от боли. Больно ночью, больно утром, больно днем, больно есть, иногда даже больно говорить. А вообще за эти два года я научился зевать с закрытым ртом, иначе зевок прерывался нереально сильными болезненными ощущениями. На самом деле это тяжело, я больше не получал удовольствия от еды, сна, и поцелуев. За год я съел немереное количество противоспалительных таблеток от найза до ортофена, хронопротекторов типа терафлекса и испробовав многие мази от Окопника до Вольтарена. К сожалению нихрена мне не помогало.

Перечитав множество литературы в интернете, я понял, что методами хирурга местной стоматологии лечение не ограничивается. Поэтому я пошел и сделал МРТ исследование данного сустава. Результаты меня разочаровали. В заключении было написано, что у меня артроз и артрит ВНЧС и рекомендована консультация ревматолога.

К ревматологу я направился снова по месту жительства через терапевта в Поликлинику № 1. Врач ревматолог своим лечением меня не удивила, прописав НПВП еще сильнее ортофена. Единственное отличие в том, что я сдал анализ на ревматоидный артрит. Ответ оказался отрицательным, и это не могло не радовать. Далее, не получив никакого результата от лечения, ревматолог направила меня к лицевому хирургу. Было это в начале декабря 2015 года.

Единственный лицевой хирург в моем городе Кокорин Д.Н. в то время уже находился в отпуске. Поэтому пришел я к нему на прием только в январе 2016 года. Осмотрев меня и снимки МРТ и выслушав всю мою историю, он с сожалением сказал, что ничем не сможет мне помочь. Лечение данного сустава не входит в его компетенцию как лицевого хирурга, а операции над этим суставом не проводятся в больнице наше городского уровня. Но он направил меня в областную поликлинику Челябинской области, сказав, что уровень специалистов там на много выше.

Я не стал описывать все тонкости этих направлений из одной поликлиники в другую, ибо каждое из них сопровождалось длинными очередями, бумажной волокитой и т.д. Скажу лишь то, что перед посещением областной поликлиники меня заставили сдать кучу анализов, в том числе на ВИЧ, сифилис и все инфекции, передающиеся половым путем.

О том, как я продолжил поиск нужного лечения в Челябинске я напишу в следующей части, когда позволит время.

Была аналогичная ситуация. Сильно болел сустав челюстной справа. Был на осмотре в ж/д больнице в Челябинске. Спецов челюстно-лицевых там не было, потому смотрел хирург-стоматолог. И поставил без снимков такой же диагноз. А мне всего то 30+. В диагноз не поверил. В итоге само прошло через неделю.

Потом выяснилось, что специалистов таких узких всего несколько человек на всю область: в Областной больнице №3 (на пр. Победы) и ЧОКБ.

Выздоравливай! У самого суставы проблемные, но чтоб челюсть.

Узнаю родную медицину, где честно сказать ‘не знаю’ может один из тысячи -)

Все началось в 2013 году

. Осенью 2014 года

Полтора года, мля.

Диагностика становится более сложной? Или просто знаний не хватает?

Согласен, я тут протянул, но и врачи протянули не меньше моего.

Правильный индивидуальный подход

У коллеги подруга в Питере увидела вот такую визитку

Читать еще:  Народное средство от болезни суставов и мышцы

Вот это я понимаю — индивидуальный подход! Вот это сервис!

Стоматологические ужасы

Прочитал я тут пост https://pikabu.ru/story/zubyi_flegmona_lichnyiy_primer_58734. от многострадальной @ricoanna123 и вдохновлённый им, а ещё в качестве поддержки, написал рассказ о своих приключениях в мире стоматологии. @ricoanna123 – посвящается вашей флегмоне))

Я до дрожи в коленках боюсь стоматологов. И мне не стыдно, ничуточки. Я так их боюсь, что после медучилища поступал на стоматологический факультет. Не поступил, ну и хорошо, а то мучился бы сейчас на нелюбимой работе. У меня есть несколько знакомых стоматологов, среди них милейшая девушка Ира, которая в жизни очень мне нравится, и если бы она не была женой моего друга, то я бы… Но стоит Ире надеть кошмарную маску и прозрачные защитные очки, склониться надо мной с орудием пыток в руке – стоматологическим буром, как душа моя уходит в пятки. Наши отношения пережили одну самую лёгкую пломбу. Больше я Иру так близко к себе не подпускаю.

Каждые полгода я смотрю на себя в зеркало и говорю:

— Ты ж мужы-ы-ык! Ты, блин, офицер! Ты, етить твою раз, руководитель! Не пищать!

Это я себя настраиваю идти на профилактический осмотр к стоматологу. Там меня уже знают, поэтому готовят смирительную рубашку и общий наркоз. К стоматологу я хожу раз в полгода. Лучше предупредить очередную напасть, чем потом часами корячиться в кресле, обливаясь холодным потом, пока садистка с длинными ресницами чистит ваши каналы.

Короче, боюсь я стоматологов. Психологическая травма у меня. Спасибо отечественной медицине за наше подсознание. А было это в году 1997-м. Я – студент медицинского училища и санитар в небольшой районной больнице. На дворе – тоскливый провинциальный конец девяностых. На улицах уже не стреляют, но новые кеды купить ещё не на что. Приходится зашивать старые. Стипендия, хоть и самая высокая, но копейки, зарплата санитара – немного больше стипендии. Короче, денег нет.

А тут просыпаюсь я с утра, и понимаю, что у меня болит зуб. Ну, поболит и перестанет, неправильно решил я и поехал на занятия. Занятия у нас проходили в городской поликлинике и начинались с того, что мы всей группой сидели и крутили какие-то ватные тампоны. Это сейчас всё одноразовое. А тогда санитарка тащила в стерилизационную огромный куль ваты, всё это там прожаривалось до слегка коричневого цвета, а потом студенты сидели и накручивали вату на гнутую алюминиевую проволоку. Медитативное занятие, скажу я вам. Я этих тампонов накрутил – вагон. И сейчас, спустя двадцать лет, ими, наверное, пользуются в той поликлинике.

Сижу, вату накручиваю, а зуб, гад, болит. Дёргает, ноет, мучает. О том, что у вас есть зубы, вы вспоминаете только тогда, когда они начинают вас беспокоить. Вот я и вспомнил по полной программе. Сижу, морщусь. Но терплю.

А тут мимо проходит старший лаборант Анна Александровна. Милейшая женщина. Мы для неё все были «девочки и мальчики». Поила полгруппы чаем в подсобке и старалась отпустить пораньше. Видит моё перекошенное лицо:

— Что случилось? Живот болит? Таблетку дать?

Ох уж мне эти медики, со своей прямотой. Я краснею. Девчонки-одногруппницы хором хихикают.

— Да не живот, а зуб, — ворчу я.

— Бедненький, — Анна Александровна сегодня решила меня добить, девчонки ползают по столу от смеха. – Так иди к Маринэ Теймуразовне, я позвоню, чтоб она тебя без очереди приняла.

— А кто такая Маринэ Теймуразовна? – осторожно интересуюсь я.

— Это заведующая нашей стоматологии. Очень хороший специалист, — улыбается Анна Александровна. – Две секунды – и будешь ты в порядке. Звонить?

А зуб, зараза, болит. И платный стоматолог стоит столько, что для меня это просто фантастическая сумма. Мне казалось, что дешевле квартиру у нас в райцентре купить, чем в платную клинику наведаться.

— Звоните, — говорю. А у самого уже коленки подрагивать начинают.

Анна Александровна позвонила. И радостно сообщает мне:

— Повезло. Она как раз сейчас не занята, чай пьёт. Примет тебя.

Лаборантка покопалась в глубинах стола, выудила оттуда шоколадку и протянула мне.

— Вот, отдашь стоматологу.

— Анна Александровна, — растерялся я.

— Бери, бери, — нахмурилась лаборантка. – А то я не знаю, какая у вас, дети, стипендия. Вон, кеды рваные.

Ох, дались всем мои кеды. Да куплю я новые, куплю! Зарплату получу и куплю. Вот только долги раздам.

Пошёл. Близость стоматологического отделения ощутил по запаху. Знаете, такой непередаваемый запах боли, мучений, страданий и чего-то стоматологического. Если есть на том свете преисподняя, то там пахнет именно так. Стучусь в кабинет.

Судя по акценту – мне сюда. Робко толкаю дверь. Посреди кабинета – кресло пыток. Рядом – могучая женщина, мечта поэта. Рукава халата закатаны, открывают мускулистые руки, покрытые короткими чёрными волосками. На столике перед ней – набор орудий пыток на железном подносике и чашка с чаем.

— О, шоколадка, — радуется Маринэ Теймуразовна. – Как раз к чаю. Садись, сейчас посмотрим, что там у тебя.

Опускаюсь на скрипнувшее кресло и со страхом смотрю по сторонам. Зрелище тоскливое. Пол в мелкую бежевую плитку, которая от времени кажется грязноватой и полустёртой. Плитки темнели по-разному, получилась мозаика. Пятьдесят оттенков бежевого. Возле умывальника в углу потёки ржавчины, штукатурка в трещинах, щели под оконными рамами забиты ватой и газетами. Родная районная поликлиника. До сих пор в кошмарах снится.

Маринэ Теймуразовна допила чай и повернулась ко мне.

Я отлично понимаю чувства гладиатора, впервые выходящего из тени коридора под палящее солнце арены. С таким же чувством я открыл рот.

Стоматолог поковырялась у меня в душе острыми предметами, звякнула чем-то на подносе.

— Э-э, дорогой. Запустил ты зуб. Я тебе сейчас мышьяк положу. Нерв убьём. А через дня четыре придёшь – каналы чистить будем. Потерпи, ты же мужчина.

И взвизгнула бормашина.

Первый этап я перетерпел. Мне положили на зуб какую-то гадость, от которой я потом три дня не спал. Зуб сопротивлялся, не хотел умирать. Челюсть дёргало. Анальгин спасал плохо. Выпил водки – лучше не стало, ещё и голова с утра болела. Через четыре дня я снова пришёл к своей мучительнице.

— А, дорогой, заходи! – искренне обрадовалась мне Маринэ Теймуразовна. – Показывай.

— Ага, ну хорошо. Слушай, у меня обезболивающее кончается. Но ты же мужчина, потерпишь? – склоняется надо мной Маринэ.

Не потерплю! Во мне кто-то предупреждающе вопит. Но признаться в этом стыдно и я едва заметно киваю.

— Вот и хорошо! – одними глазами улыбается стоматолог.

Дальше я помню плохо. Милосердный мозг стёр из ячеек памяти эти ужасы. Я вцепился в подлокотники кресла так, что потом болели пальцы. Холодный пот пропитал мою майку на спине. Маринэ Теймуразовна с любопытством что-то расковыривала, потом дёрнула.

А что смотреть? У меня глаза закрыты, чтоб не видеть всего этого кошмара.

С трудом разлепляю веки. В пинцете зажата тонкая красная нитка.

— Вот, это нерв. Я его тебе удалила. Теперь не больно будет. Оказалось, у тебя в этом зубе два нерва. Один не умер. Ну ничего. Теперь каналы почистим – и всё.

Я вытерпел два канала. На третьем мне стало хорошо, ангелы запели в моих ушах. И только ватка, пропитанная нашатырём, которую Маринэ ткнула мне под нос, вернула меня на грешную землю.

— Э, дорогой. Ты мне тут прекрати. Один канал остался, — нахмурилась доктор.

И я вытерпел ещё один канал. Вышел из кабинета стоматолога с перекошенным лицом, на подгибающихся ногах, Сил идти дальше не было. Я присел на скамеечку прямо у дверей, упёрся спиной в стену и прикрыл глаза. Стена через пропитанную потом майку неприятно холодила спину. Я клялся себе, что буду теперь чистить зубы каждый день, три раза в день, по полчаса минимум.

Обещание своё я выполнил. Но через три дня совершенно про него забыл. Маринэ Теймуразовна оказалась действительно хорошим специалистом. Её пломба выпала почти через пятнадцать лет вместе с осколками зуба.

А через десять лет после свидания с грузинским стоматологом у меня снова заболел зуб. Я был уже взрослый товарищ, окончил медицинский университет, поэтому терпел всего неделю. А потом терпеть стало невозможно, я собрал остатки зарплаты и пошёл в платную клинику.

Вижу – сидит молодая рыжая девчонка. Симпатичная, даже под маской видно.

Сделали мне снимок, посмотрели.

— Надо, — говорит,- каналы чистить.

Я тут сразу Маринэ Теймуразовну вспомнил. И заранее в обморок упал.

— Мышьяк будете закладывать? На неделю?

— Это каменный век какой-то, — морщится девушка. – Мы вам сейчас всё обезболим и минут за двадцать всё сделаем.

Побрызгала мне лидокаином, потом в уже обезболенную десну мягко кольнула шприцом.

Конечно всё хорошо. Я же ничего не чувствую. Челюсть онемела до самых пяток. Только страшно, блин. Я моргаю.

— Вот и замечательно. Начнём.

Бормашина взвизгнула и тут дверь открылась и в кабинет зашла точная копия моего доктора. Такая же рыженькая и симпатичная.

— О, Наташка, привет, — обрадовалась доктор. – У тебя пациентов нет?

— Нет, — говорит Наташка. – Вот пришла к тебе, а то скучно.

— Садись, поболтаем, — доктор глянула в мои ошалевшие глаза. – Да близнецы мы, близнецы. Все удивляются. Рот открывайте.

У вас когда-нибудь были эротические фантазии на тему двух девушек-близняшек? Вот у меня с тех пор нет. Потому что стоматология, особенно под лошадиной дозой обезболивающего да в присутствии двух мило воркующих рыженьких нимфеток, это почти секс. Я лежал и получал физическое удовольствие, от того, что мне не больно. Ну почти не больно. Я теперь отлично понимаю жертв Кристиана Грея.

А Маринэ Теймуразовне всё равно спасибо. Она отличный специалист.

Стоматология и активность ББ; височно-нижнечелюстной сустав
(страница 1 из 4)

Зарегистрирован: 10.12.2007
Сообщения: 1
Откуда: москва

Стоматология и активность ББ; височно-нижнечелюстной сустав

Зарегистрирован: 23.04.2006
Сообщения: 2346
Откуда: Уфа, Башкирия, любознательный пациент

При ББ действительно могут поражаться ВНЧС (височно-нижнечелюстные суставы — то есть те суставы, через которые нижняя челюсть соединена с черепом), что приводит к органичению подвижности челюсти. Не думаю, что в этих суставах происходит что-то принципиально иное по сравнению с другими суставами, которые при ББ поражаются. Если это действительно так, то тогда все другие медикаментозные средства, используемые для лечения ББ, годятся и для лечения этого сустава, надо лишь их целенаправлено доставить в ВНЧС (с помощью фонофореза, электрофореза, мазей или даже внутрисуставной инъекции).

Читать еще:  Артроз тазобедренных суставов неумывакин

В принципе ВНЧС относится к области ответственности стоматологов. Опираясь на свой очень небогатый опыт обращения к стоматологам, я подозреваю, что почти никто из них специфику болезни Бехтерева не знает, но сходить к ним всеже стоит — хотя бы для того, чтобы убедиться, что проблемы с ВНЧС не вызваны какой-то другой причиной (в случае если эти проблемы прорезались не постепенно, а внезапно, это очень даже не исключено).

Существует специальная гимнастика для ВНЧС (если я правильно помню, что мне в свое время говорила Анна Георгиевна, то в Московском стоматологическом институте есть специалисты, которые знают подходящий для ББ вариант такой гимнастики). Мне кажется, что помимо «разевания рта» еще не вредо было бы попробовать шевелить нижней челюстью вправо-влево (не знаю как у других, но у меня при таком движении напрягаются мышцы, начинаюшиеся вблизи основания черепа, а другим концом крепящиеся где-то в районе плеч — и из-за этого такое движение не только разрабатывает ВНЧС, но и дает мне некоторое облегчение болей в плече). Наверное можно найти какие-то варианты гимнастики для ВНЧС пошарив в интернете с помошью поисковых машин. Например, по запросу «гимнастика для височно нижнечелюстного сустава» что-то любопытное вроде бы вывалилось:

Почти наверняка не все написанное в этих ссылках годиться для ББ, но информация в интернете имеется и если порыться повнимательнее, то наверное можно в этом вопросе разобраться.
_________________
Хотите знать большe?
Посетите каталог ссылок о болезни Бехтерева.

Артроз височно-нижнечелюстного сустава: симптомы и лечение заболевания. Лекарства и операция.

Артроз височно-нижнечелюстного сустава — рецидивирующее заболевание, протекающее на фоне деструктивно-дегенеративных изменений в хрящевых и костных тканях. Причинами его развития становятся травмы, стоматологические проблемы, артриты. Ведущими симптомами патологии являются хруст, ноющие, тупые боли, тугоподвижность. Человек испытывает трудности при пережевывании пищи, разговоре, в некоторых случаях ухудшается слух.

Для диагностирования артроза ВНЧС применяются инструментальные методики — артрография, рентгенологическое исследование, электромиография. Наиболее информативна ортопантомография, позволяющая получать развёрнутое изображение всех зубов с челюстями. Терапия артроза ВНЧС проводится с помощью препаратов и различных ортопедических манипуляций: пришлифовывания одного или нескольких зубов, протезирования. Для повышения эффективности лечения используются физиопроцедуры, гимнастика, массаж.

Причины

Важно знать! Врачи в шоке: «Эффективное и доступное средство от АРТРОЗА существует. » Читать далее.

Артроз ВНЧС — мультфакторное заболевание, возникающее при сочетании причин местного характера, наследственной предрасположенности, системных патологий. Разрушение хрящевых тканей может стать последствием артрита, неправильного прикуса, скрежета зубами во время сна или их патологической стираемости. В группу риска входят люди, у которых отсутствуют несколько зубов, особенно в нижней челюсти. Вероятность развития артроза повышается при неадекватно проведенном протезировании, предшествующем травмировании височно-челюстного сочленения. После хирургического вмешательства на суставных структурах остаются рубцы, понижающие их функциональную активность, поэтому через несколько лет у пациентов может диагностироваться постоперационный артроз. Риск деструктивных изменений тканей повышается при наличии таких патологий:

  • нарушения работы желез внутренней секреции;
  • сосудистых заболеваний, протекающих на фоне недостаточного кровоснабжения сустава питательными веществами;
  • подагрического, ревматоидного, ювенильного, псориатического артрита;
  • нарушения обмена веществ.

Артроз ВНЧС наиболее часто выявляется у женщин старше 50 лет. Врачи связывают это с изменившимся гормональным фоном пациенток. В организме резко снижается выработка эстрогенов — гормонов, стимулирующих деление костных и хрящевых клеток.

При сочетании различных негативных факторов ткани суставных структур подвергаются изменениям. Из-за травм и воспалительного процесса, протекающего в мягких тканях, сочленение начинает испытывать повышенные нагрузки. Происходит разбалансировка в работе нижнечелюстных суставов, жевательные мышцы функционируют неполноценно. В результате нарушается кровоснабжение тканей, возникает дефицит питательных и биоактивных соединений. Хрящи истираются, изнашиваются, утрачивают амортизирующие свойства. Чтобы стабилизировать сустав, организм запускает процесс формирования остеофитов из костных тканей. Головка нижней челюсти приобретает патологическую форму булавы, гриба или крючка.

Стадии суставной патологии

Артрозы ВНЧС могут быть первичными или вторичными. Первичную патологию не провоцируют какие-либо заболевания. Она развивается из-за естественного старения организма в результате замедления процессов восстановления и недостаточной выработки коллагена. В таких случаях у пациентов диагностируется дегенеративное поражение нескольких сочленений. Вторичному артрозу нижнечелюстного сустава всегда предшествуют травмы и болезни. При выборе метода лечения врачи учитывают стадию патологии:

  1. начальная. Сустав утрачивает стабильность из-за сужения суставной щели и разрушения части хрящевых тканей;
  2. прогрессирующая. Возникает тугоподвижность, выраженность болезненных ощущений повышается, симптоматика обостряется при переохлаждении или долгого пережевывания пищи. Постепенно окостеневает мыщелковый отросток нижней челюсти;
  3. поздняя. Дегенеративным изменениям подверглись все хрящевые ткани, функции ВНЧС ограничены. Мыщелковый отросток уменьшился в размерах, увеличилось количество костных наростов;
  4. рентгенологическая. На рентгеновских изображениях визуализируется полное или частичное сращение краев суставной щели. Возник анкилоз, или неподвижность сочленения.

Проведение рентгенографии позволяет определить вид артроза. При склерозирующей патологии суставная щель сужается, повышается плотность костных структур. Для деформирующего артроза характерно изменение формы сустава, уплощение суставной ямки и образование остеофитов.

Симптомы

Артроз ВНЧС очень хорошо поддается лечению на его начальной стадии развития. Но в этот период он клинически почти не проявляется, поэтому к врачу пациенты обращаются достаточно редко. Первым симптомом артроза нижнечелюстного сустава становится слабая боль. Обычно она возникает в утренние часы или после интенсивных нагрузок — пережевывания твердой пищи, долгого разговора. Постепенно интенсивность болевого синдрома нарастает. Он может беспокоить человека в любое время суток, сопровождается характерным хрустом и пощелкиванием (крепитацией). Боль возникает не только в пораженном суставе, но и расположенных поблизости мышцах, часто иррадиирует в шею, виски, щеки, переносицу, глаза, уши. Артроз проявляется такими симптомами:

  • у человека во время разговора смещается челюсть, что отражается на его дикции;
  • утром сустав тугоподвижный и слегка отекший;
  • жевательные мышцы становятся более плотными, огрубевают;
  • иногда возникает болезненный мышечный спазм;
  • ухудшается качество слуха;
  • лицо становится ассиметричным;
  • часто возникают головные боли, мигрени;
  • кожа над пораженным артрозом суставом частично утрачивает чувствительность, возникает ощущение покалывания или онемения.

Иногда заболеванию сопутствует синовит — воспалительный процесс в синовиальной оболочке и связочно-сухожильном аппарате. Такая комбинация ускоряет прогрессирование артроза, усиливает интенсивность его симптомов. Характерным признаком хронического синовита является повышение выраженности болей при перемене погоды, переохлаждении, стрессе.

Диагностика

Даже «запущенный» АРТРОЗ можно вылечить дома! Просто не забывайте раз в день мазать этим.

Трудности с диагностикой возникают из-за сложного строения сустава и полиэтиологичности патологии. Недостаточно установить артроз — необходимо выявить причину его развития у конкретного пациента. На первичном приеме стоматолог-ортопед осматривает больного, изучает анамнез, выслушивает жалобы. На артроз ВНЧС указывает асимметрия лица, западение губ, повышенный тонус и уплотнение жевательных мышц, тугоподвижность сустава. Для определения изменения прикуса используются специальные стоматологические накладки. Также проводится ряд инструментальных исследований:

  • рентгенография для определения состояния суставной щели, количества образовавшихся остеофитов, обнаружения обызвествленных участков;
  • электромиография для оценки функциональной активности мышечных тканей;
  • артрофонография для выявления в суставе шума, хруста и щелчка, дифференциальной диагностики функциональных и морфологических нарушений;
  • компьютерная томография для установления воспаления в мягких тканях и оценки состояния связочно-сухожильного аппарата.

Лабораторные анализы крови и мочи необходимы для обнаружения заболеваний, ставших причиной артроза. Исследование синовиальной жидкости позволяет исключить или подтвердить наличие в полости сустава инфекционных агентов.

Основные методы терапии

В лечении артроза височно-нижнечелюстного сустава практикуется комплексный подход с обязательным учетом выраженности симптоматики. Пациенту рекомендовано снизить нагрузку на больное сочленение. Для этого необходимо меньше говорить, исключить из рациона питания твердую пищу, требующую долго пережевывания. Следует отдавать предпочтение супам-пюре, кашам, изделиям из рубленого мяса или рыбы. Врачи рекомендуют пить много жидкости для ускорения обмена веществ и регенерации мышц, связок, сухожилий мягких тканей.

Медикаментозное лечение

Препаратов для восстановления разрушенных хрящевых тканей пока не синтезировано. Прием препаратов показан для устранения болей и предупреждения дальнейшего распространения рецидивирующей патологии. Улучшить самочувствие пациента помогает использование нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) в таблетках, капсулах, драже. Наибольшей терапевтической эффективностью отличаются Диклофенак, Мелоксикам, Кеторолак, Нимесулид, Ибупрофен. Они не только устраняют боль, но и купируют воспаление, оказывают антиэкссудативное и жаропонижающее действие. НПВС не назначаются пациентам с язвами и гиперацидными гастритами, так как их прием усиливает выработку едкого желудочного сока. Для профилактики повреждения слизистой ЖКТ одновременно назначаются ингибиторы протонной помпы с омепразолом, пантопразолом, эзомепразолом.

Устранить сильные боли, особенно сопровождающиеся воспалительным процессом, помогут глюкокортикостероиды:

  • Триамцинолон;
  • Кеналог;
  • Гидрокортизон;
  • Преднизолон;
  • Дипроспан;
  • Дексаметазон.

Они могут быть применены тремя способами — пероральным приемом, введением инъекционных растворов непосредственно в суставную полость или в процессе физиопроцедуры ионофореза. Принцип действия последнего заключается в миграции заряженных ионов под влиянием постоянного тока малой величины. Гормональные препараты не используются для лечения артроза ВНЧС длительное время, так как они снижают плотность костных тканей.

Остановить распространение патологических изменений тканей позволяет прием хондропротекторов:

  • Структума;
  • Терафлекса;
  • Артро-Актива;
  • Доны;
  • комплексов хондроитина и глюкозамина.

В терапевтическую схему могут быть включены миорелаксанты (препараты, устраняющие повышенный мышечный тонус): Мидокалм, Баклосан, Сирдалуд, особенно при ограничении открытия рта. Локализация патологии часто становится причиной депрессивного состояния или психоэмоциональной нестабильности пациентов, особенно женского пола. Поэтому лечебная схема дополняется трициклическими антидепрессантами, транквилизаторами, седативными средствами. Опиоидные анальгетики (Морфин, Трамал, Трамадол) назначаются редко, только при жалобах пациента на сильнейшую боль. Так как для них характерно быстрое формирование зависимости, то курс лечение длится не более 5-7 дней.

Немедикаментозное лечение

В лечении артроза ВНЧС обязательно применяются физиопроцедуры. Они способствуют улучшению кровоснабжения пораженного сустава питательными веществами и кислородом, ускорению процессов метаболизма и регенерации тканей. Чаще всего пациентам рекомендованы 5-10 сеансов электрофореза, УВЧ-терапии, лазеротерапии, магнитотерапии, фонофореза. Стоматолог выписывает направление для посещения врача ЛФК, под контролем которого пациент выполняет мандибулярные упражнения. Они предназначены для устранения тугоподвижности нижней челюсти и ослабления болей. Нередко такая лечебная гимнастика становится самым эффективным способом лечения. Какие методы еще используются в терапии:

  • ортопедическое лечение для распределения нагрузки на все суставы и их структуры. Практикуется ношение капп, брекетов, протезов, пращевидной повязки, пришлифовывание зубов;
  • хирургическое вмешательство. При проведении операции может быть удален сустав, устранена или пересажена головка нижней челюсти, установлен имплантат.

Терапия народными средствами станет причиной обращения за медицинской помощью на той стадии болезни, когда решить проблему способна только хирургическая операция. Компрессы, настои, мед и прополис не в силах предотвратить разрушение гиалиновых хрящей. Чем раньше начато лечение, тем больше шансов у человека на полное выздоровление.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector